gon1969 (gon1969) wrote,
gon1969
gon1969

Category:

Первый каменный дом в Самаре. Территория заблуждений

Оригинал взят у kraeham в Первый каменный дом в Самаре. Территория заблуждений
В стране Ксанад благословенной
Дворец построил Кубла Хан...



До сих пор очень часто приходится встречать разных авторитетных образованных людей, которые смело и совершенно безапелляционно заверяют, что комплекс нынешних строений по улице Алексея Толстого, № 19 – 23 – это самые первые каменные дома в Самаре – оригинальные здания самарского периода Оренбургской экспедиции 1736 – 1743 годов, которая занималась земледельческим, промышленным, военным и культурным освоением территорий Заволжья и Южного Урала. В исторической научной литературе и периодике чаще всего можно найти другую точку зрения. Большинство уважаемых специалистов вслед за краеведами 1960 – 1970 годов Е.Ф. Гурьяновым и О.С. Струковым считают первым каменным домом в городе – утраченное в 1982 году здание, построенное при старейшей Преображенской церкви примерно на углу современных улиц князя Григория Засекина (бывшая улица Карбюраторная, Набережная реки Самары) и Водников (бывшая улица Преображенская). В 2013 году интереснейшие сведения привел краевед Славадий Севостьянов о первом каменном доме. Таковым он считает некое несохранившееся каменное строение – собственный жилой дом 1824 года постройки самарского купца 3 гильдии П.С. Синягина на Хлебной площади.

Фантазия, возведенная в ранг факта

1990-е годы были временем активной популяризации самарского исторического краеведения. Историей края в тот период занимались известные писатели, журналисты, общественные деятели, издавалось несколько объемных газет и журналов, посвященных исключительно вопросам краеведения. Выходили в свет труды краеведов-любителей. В 1997 году в газете «Самарские губернские ведомости – 150» вышла статья замечательного самарского писателя Е.А. Бажанова под ярким названием «Что за комиссия, Кирилов?» В этом опусе, судя по всему, впервые утверждалось, что современная застройка по улице А. Толстого, № 19 – 25 – это старейшие оригинальные каменные дома, возведенные в Самаре для Оренбургской экспедиции в конце первой трети XVIII века под руководством государственного деятеля и ученого Ивана Кирилова (ориг. написание с одной «л»).



Писатель Е.А. Бажанов

Обладая непревзойденным писательским талантом, Евгений Бажанов дал подробную характеристику отдельным зданиям по А. Толстого как разным подразделениям системы учреждений экспедиции. Автор красочно писал: «Подворье Оренбургской экспедиции – целый квартал застройки I половины XVIII века, сохранившийся целиком. Уникальный памятник даже не российского, а мирового масштаба. Вряд ли где еще сохранился целый архитектурный комплекс эпохи колонизации Дикого поля. Это строгая и симметричная застройка очень разнится и с хрущевскими казармами, и с пышной купеческой эклектикой. Здесь дома – крепости. Жилой квартал построен как крепость, хотя и находился за крепостной стеной в духе древнего «детинца» Кремля. Посмотрите на квартал ближайший к скверу Дзержинского (Александровский садик). Дом на ул. А. Толстого, 19. Крепость и есть крепость. Двор глухой. Въезд через единственную арку похож на крепостные ворота под проезжей башней. На ночь ворота и ставни окон первого этажа закрывались. Пройти сквозь крепостную стену еще не значило взять город. Где-то здесь должны быть и выходы древних подземелий. При серьезных поисках их не трудно найти. Дом № 25 по А. Толстого – это госпиталь экспедиции с аптекой (огородом)…».

Полёт писательской фантазии!



Статья Бажанова 1997 года

В другом произведении 2006 года, в книге «Страна незаходящего солнца. Национальная политика Российской империи и самоназвание русского народа» Е.А. Бажанов повторяет пассаж из статьи, добавляя: «Здесь жили Урусов, Кирилов, Татищев, Неплюев, Рычков и много других известных людей. Никому из них нет даже мемориальной таблички. Вопиющее невежество… может быть, преодолеют новые поколения самарцев». Сведения Евгения Бажанова о принадлежности зданий по А. Толстого, № 19 – 25 к Оренбургской экспедиции начали тиражировать журналисты. Вышла в свет масса статей в самарской печати согласная со «сказками» Бажанова о зданиях Оренбургской экспедиции.

И в целом в этом не было бы ничего страшного. Не только писатели и журналисты так свято заблуждаются. Но в результате был создан такой информационный фон, что даже авторитетная комиссия по инвентаризации памятников истории и культуры и экспертизе ценностей вновь выявленных объектов культурного наследия, учрежденная Министерством культуры Самарской области, не сверяясь с архивными документами, включила дома по улице Алексея Толстого, 19, 21, 23, 25 в список объектов культурного наследия (список ОКН) под названием «Комплекс строений Оренбургской экспедиции». Просто какая-то чудовищная некомпетентность ученой комиссии Минкульта. Далее определение этих домов как комплекса строений Оренбургской экспедиции начало кочевать из одного списка ОКН в другой. Упоминание о «Комплексе строений Оренбургской экспедиции» можно найти и в  предпоследнем списке ОКН 2009 года.



Из списка ОКН 2009 года



Архитектор Г.Н. Рассохина

Даже такой известный специалист, как кандидат архитектуры Г.Н. Рассохина, автор многочисленных книг и статей по истории и теории архитектуры также признает здания по улице Алексея Толстого, № 19 – 25 – строениями Оренбургской экспедиции (правда частично перестроенными). Если Вы посетите экскурсию с Г.Н. Рассохиной по старой Самаре, то непременно узнаете, где находились все объекты Оренбургской экспедиции: гостиный двор, госпиталь с аптекой, коммерческое училище, канцелярия с домовой церковью, дом начальника экспедиции, каторжная пересыльная тюрьма, подворье и присутственные места. И даже Вам расскажут про домик В.Н. Татищева (А. Толстого, 25). Но учтите, всё это только выдумки.



Доктор исторических наук, профессор Ю.Н. Смирнов

Как-то несколько месяцев назад в ЦГАСО мы совершенно случайно повстречали нашего университетского преподавателя, д.и.н., профессора СамГУ Ю.Н. Смирнова, признанного специалиста по истории Оренбургской экспедиции. Естественно, что мы не удержались и задали ему вопрос, как он относится к идентификации строений по А. Толстого как комплекса Оренбургской экспедиции. Ожидаемо наш профессор ответил: «Забудьте об этом. Чей-то несусветный бред. Во-первых, дома экспедиции это избы, а во-вторых, мы даже не знаем доподлинно в каком месте они находились, так как город с того времени был полностью перепланирован. Здесь необходимо проводить отдельные изыскания».

На самом деле, если чуть углубиться в градостроительную историю Самары, то мы поймем, что улицы Казанской (позже Обороны, ныне А. Толстого) как таковой и всех домов на ней в первой трети XVIII века просто не существовало. Город имел тогда, так сказать, нерегулярную застройку, то есть на его небольшой территории мы бы увидели коротенькие улочки, бессистемно разбросанные деревянные домишки, перемежающиеся огородами. Сама улица Казанская появилась только после составления титулярным советником, землемером Сахаровым первого городского геометрического плана 14 мая 1782 года и его доработки в новой редакции с разбивкой северных территорий на кварталы 18 марта 1804 года. То есть улица Казанская появилась только лишь спустя 60 лет после окончания работы Оренбургской комиссии. Современный же вид планировки города вообще сложился после составления плана землемером М.И. Федоровым и архитектором Фирсовым в 1853 году. К тому же улица Казанская несколько раз полностью выгорала при пожарах как, например, при пожарах 1848 – 1849 годов или при чудовищном пожаре 12 июня 1850 года, когда сгорело более 1 500 домов. Но и это не главное. Для полной ясности просто стоит поднять разрешения на строительство домов, их перестройку и ремонт из фонда Самарской городской управы и некоторых других фондов Центрального государственного архива Самарской области и станет понятно, что каменные дома № 19 и 21 с лавками, каменной баней и конюшнями по нынешней улице Алексея Толстого были выстроены известным в городе купцом Федором Ивановичем Никоновым в 1871 – 1874 годах, отцом нашего самарского художника – живописца, акварелиста и графика Ивана Никонова. Есть сведения о том,  что усадьба Никонова (№ 19 – 21) принадлежала в 1880-х годах купцу М.З. Кулагину. Однако в справочнике «Вся Самара» за 1900 год Ф.И. Никонов остается владельцем этих домов. По дому № 21 сохранились разрешение на строительство и проект реконструкции фасада за 1900 год.



Ул. А. Толстого, 19 / Степана Разина, 24 - 26. Дом купца Ф.И. Никонова 1871 года постройки. 12 апреля 2016 года


Ул. А. Толстого, 19. Дом купца Ф.И. Никонова





Пристрой к дому Никонова 1873 года. Фасад реконструирован в 1900 году





Дом по ул. А. Толстого, 21 - 23. Дом К.И. Курлина. В 1880-х годах перешел к Ф.И. Никонову



Пристрой 1873 года и дом К.И. Курлина Ф.И. Никонова по ул. А. Толстого, 21 - 23



Во дворе

Обратимся к истории каменного строительства в 8 квартале Самары. До 1861 года весь квартал был занят деревянными строениями самарских купцов Щеткина, Никонова, Лазарева и мещанина Блинова. В 1861 году купец Ф.И. Никонов получил разрешение и на своем дворовом месте в 8 квартале выстроил каменный дом. В 1866 году возвел каменные службы и какой-то каменный навес. В 1866 году второй каменный дом в квартале возводит и мещанин Блинов.

Выкопировка из плана Самары с указанием дворового места Никонова под литерой «а» в 8 квартале, 1866 год. Из фондов ЦГАСО

Указание строений на дворовом месте Никонова, 1866 год. По плану мы видим, что дворовое место в 8 квартале окружают деревянные строения, а не бывшие каменные дома Оренбургской экспедиции. Справа на плане деревянные строения купца Щеткина на месте современных домов № 19 - 21. Из фондов ЦГАСО

Изъяснение к вышеприведенному указанию

В 1871 году купец Ф.И. Никонов, купив соседнее дворовое место купца Щеткина, наконец, построил то двухэтажное здание, которое мы знаем как дом № 19 по улице А. Толстого. В 1873 году он сделал объемный пристрой, фасад которого был реконструирован в 1900 году. Этот самый пристрой мы знаем как дом № 21 по улице А. Толстого. В этом доме купец проживал с семьей с 1874 по 1897 годы, пока не переехал в новый особняк по улице Дворянской. Любой обыватель может отметить, что дом № 21 – дом жилой, а вот № 19 – есть строение, предназначенное для других целей, включающее в себя помещения для контор и лабазов. Какие же конторы и лабазы там могли быть? Смотрим всем известный справочник «Вся Самара» за 1900 год и в рубрике «Хлебная торговля» читаем: «Русское общество вывозной торговли. Казанская, собственный дом Никонова». Русское общество вывозной торговли – одна из крупнейших частных контор в Империи по продаже муки и пшеницы оптом.

Купеческая фамилия Никоновых – одна из богатейших самарских семей. Федор Иванович Никонов (1845 – 1917) занимался торговлей зерном и лесом. С 1864 года ратман магистратуры, член комитета миссионерского банка, член учетного комитета Самарского отделения Госбанка по вопросам хлебной торговли. В служебном формулярном списке в учетном комитете банка записано: «Награжден 2 золотыми медалями на Станиславской и Анненской лентах для ношения на шее. Жалованья не получает». С 1892 года коммерции советник. Устроитель Смоленской церкви на Хлебной площади и «дачной» церкви Сергия Радонежского на Барбошиной поляне. Церковный староста Спасо-Преображенской церкви на Хлебной площади. Как и многие другие купцы имел собственный церковный хор (известны хоры купцов В.М. Сурошникова, А.А. Субботина, В.З. Карпова и многих других). Являлся смотрителем Александровского общественного сада в 1870-х годах на Хлебной площади у своего дома (некоторые считают сквер с памятником Дзержинскому – остатком Александровского сада), входил в Садовую комиссию Самарской городской Управы. Жена купца Ольга Ивановна (1844 – 1919) являлась почетным попечителем второго женского приходского училища в доме городского общества на Воскресенской улице (ныне Пионерской) и действительным членом Дамского комитета Самарского Местного Управления Российского Общества Красного Креста (РОКК). У Никоновых было четверо сыновей Николай, Александр, Иван, Сергей и дочь Машенька. Старшие Николай и Александр умерли в юношеском возрасте. Все дело должен был наследовать сын Иван Федорович. Однако тот совсем не проявлял интереса к торговле, сбежал из дома и вместе со своим другом В.А. Михайловым – будущим известным самарским фотографом и художником поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Отец Ивана, будучи блюстителем семейных устоев, человек вспыльчивый и строгий, отказал сыну в денежной поддержке. Потому молодому человеку приходилось добывать деньги на жизнь собственным трудом. Из-за этого Иван Федорович Никонов окончил училище только в 1906 году, да и то лишь с правом преподавания рисования и черчения в средних учебных заведениях. С 1897 года работал чертежником Пермского управления железной дороги. Состоял художником в столичных журналах «Родина», «Природа и жизнь», «Читальня народной школы», в газете «Петербургский листок», иллюстрировал книги Авенариуса, сотрудничал с известным петербургским сатирическим журналом «Фонарь». Карикатуры Ивана Федоровича Никонова замечательны. Тогда многие увлекались карикатурой, например, его друзья – самарские художники В.А. Михайлов и Г.П. Подбельский, которые работали в местных сатирических журналах «Самарский горчишник» и «Оса». Участвовал в выставках в Санкт-Петербурге, Москве, Перми. С 1892 года выставлялся в Самаре. Приезжая в родной город, останавливался в родительском доме, где прошло его детство – на улице Казанской, 21. Отец и мать с младшим братом жили в то время в собственном доме по Дворянской улице и с сыном не общались. Находясь в постоянной нужде, в 1911 году Иван Федорович Никонов скоропостижно скончался. В апреле 1911 года самарские художники Михайлов, Подбельский, Буров и Головкин организовали посмертную выставку-продажу 180 его картин и акварелей в Самарском публичном музее. Известный самарский искусствовед и краевед В.И. Володин приводил интересную заметку из газеты «Самарская газета для всех» за 1911 год. 8 апреля 1911 года газета «Самарская газета для всех» писала о посмертной выставке Ивана Никонова: «Большую комнату отдельно занимают произведения художника Никонова, трагическая судьба которого невольно вспоминается, когда стоишь перед этими картинами, - они говорят о молодом, ярком, разнообразном таланте, загубленном семейными осложнениями и выпавшей из-за них на его долю нищетой. Говорят, что сын богатой купеческой фамилии Никоновых, он должен был рисовать чертежи и рисунки для учебников зоологии, когда рука его рвалась к высокому творчеству художника…»




Художник И.Ф. Никонов

Множество его полотен, акварелей, карандашных рисунков были приобретены известным самарским коллекционером дворянином С.Н. Алашеевым и ныне хранятся в Самарском художественном музее. Часть его картин находится в Екатеринбургском художественном музее и в Пермской художественной галерее, а также в частных коллекциях.

Дом № 23 по улице А. Толстого был выстроен купцом К.И. Курлиным также в начале 1870-х годов, который чуть позже перешел в собственность соседа – Ф.И. Никонова. Причем сохранилось разрешение на строительство. В доме № 23 у Никонова в 1897 году проживали квартиранты – служащие Госбанка А.Н. Резниченко и Н.Е. Ведянин.

В принципе привлечение документов с прошениями и разрешениями на строительство из фондов ЦГАСО для определения примерного времени возведения домов и не требовалось. Во-первых, и так видно, что эти здания – самая настоящая провинциальная купеческая эклектика второй половины XIX века. Во-вторых, если присмотреться к кирпичной кладке дома № 21 1874 года постройки, мы найдем клейма на тычках кирпичей «ЗКС» – завод Константина Слепендяева, а его производство, как известно, открылось только в 1873 году.



Клейма самарского завода Константина Васильевича Слепендяева на тычках кирпичей в доме по ул. А. Толстого, 21


Таким образом, всем должно быть давно ясно, что дома в 8 квартале города не имеют ничего общего со зданиями Оренбургской экспедиции. Каменных домов в квартале до 1861 года вообще не было.

Да и сами руководители экспедиции сообщали о своих бытовых условиях вполне однозначно.
В.Н. Татищев писал: «Двор, на котором обосновался Кирилов был весьма худ, для стужи жить неможно, в канцелярии уместица было неможно». Генерал А.И. Тевкелев рассказывал немного другое: «В Самаре в доме, в котором жил статский советник Кирилов, хоромы были теплые, нехолодные. Изба Кирилова имела пять покоев. Из них в четырех покоях обито холстом и выбелено. Поблизости стояли две людские избы, трое сеней, в одних очаг, два погреба ветхие, конюшня небольшая, сарай небольшой ветхий. Подьячие и секретари занимали две избы во дворе Кирилова. Те приказные служители, которым не хватило места, размещались по разным обывательским избам, что совсем не способствовало соблюдению порядка делопроизводства, и было не без утеснения». Всё это можно найти в записках Оренбургского наместника Ивана Ивановича Неплюева.

Вместе с тем, авторам Бажанову и Рассохиной мы должны выразить благодарность за их заблуждения. Пока застройка по улице А. Толстого официально признавалась комплексом Оренбургской экспедиции и здания были под охраной Минкульта СО, они все-таки находились в относительной безопасности. Снесли только деревянное здание 1880 года постройки купеческой вдовы Е.А. Степановой под номером 25 в середине февраля 2012 года, принадлежавшее в 1890 – 1900 годах, как и несколько других по этой же улице, жене городского архитектора А.А. Щербачева – А.П. Щербачевой. Весь дом № 25 вплоть до революции у А.П. Щербачевой арендовал известный купеческий сын Федор Николаевич Башкиров. Теперь же усилиями Управления госохраны ОКН по Самарской области сохранившиеся здания по адресу Алексея Толстого, № 19, 21, 23 уже не являются объектами охраны. А жаль, все-таки интересные строения, от них так и веет чем-то купеческим, провинциальным бытом, если хотите. Вспоминается и трагическая судьба художника Ивана Никонова. К сожалению, будьте уверены, эти здания тоже ждет печальная участь.




Бажанов называл этот дом по ул. А. Толстого, 25 госпиталем экспедиции с аптекой, Рассохина называла просто домиком В.Н. Татищева.
Кто во что горазд. На самом деле дом Степановой – Щербачевой. Снесен 12 февраля 2012 года






12 февраля 2012 года



12 апреля 2016 года.
Уже больше 4 лет в центре города на месте снесенного дома по ул. А. Толстого, 25 – свалка. Истинно
безобразие

Далее смотрите правдоподобные версии о первом каменном доме в Самаре краеведов Е.Ф. Гурьянова – О.С. Струкова,
а также сведения Славадия Севостьянова и список источников здесь: http://kraeham.livejournal.com/94073.html




Subscribe

promo gon1969 may 20, 2015 12:27 21
Buy for 5 000 tokens
фото 19-41 года Недавно на открытии триумфальной арки, на пр. юных пионеров в Самаре. Руководители региона вспоминали как в 1941 году в г. Куйбышев эвакуиовались оборонные предприятия из г. Воронежа, в том числе и завод им. Ворошилова. Эти воспоминания напомнил, мне историю моей семьи(по мужской…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments